Домой Новости России Стараниями «Вертолётов России» крупнейшее предприятие Татарстана лишается заказов?

Стараниями «Вертолётов России» крупнейшее предприятие Татарстана лишается заказов?

13
0

Будет ли «шторм» на Казанском вертолётном

Судя по интервью нового директора ПАО «Казанский вертолётный завод» (КВЗ), и особенно по вопросам корреспондента местного издания, ситуация на предприятии, видимо, достаточно сложная. Программа медицинских АНСАТов и штучный выпуск крайне спорного вертолёта Ми-38, скорее всего, не позволят удержать предприятие на плаву. Это понятно даже дилетантам.

Борьба за рынок

Когда Денис Мантуров взбирался на свой нынешний олимп, главным лозунгом, с которым он приступил к «реформированию» вертолётной отрасли было решение вопроса с конкуренцией между АО «Улан-Удэнский авиационный завод» (У-УАЗ) и КВЗ. Оба эти завода в то время выживали на одном типе вертолёта – Ми-8 (Ми-8АМТ и Ми-8МТВ-1, соответственно) и, естественно в борьбе за выживание, конкурировали на внешних рынках. Внутренний заказ тогда практически стремился к нулю. Нынешний министр, являющейся выходцем с У-УАЗ, по понятным причинам, пытался решить этот вопрос в пользу более близкого к нему предприятия.

Кто бы, что не говорил, но бытует мнение – нынешний холдинг возник именно как механизм внутренней конкурентной борьбы этих двух заводов.

Ещё до образования холдинга, таким механизмом стал его прообраз – АО «ОПК Оборонпром» которому, благодаря Указу Президента России от 29.11.2004 года, удалось получить контроль над акциями КВЗ, ранее находящимися в республиканской собственности.

АО «ОПК Оборонпром» пытался сосредоточить контроль над головными предприятиями отрасли. В редакции имеется документ, который можно с полным основанием считать раритетным. Это «Соглашение о единой концепции договорных взаимоотношений», подписанное, в том числе, и руководителем КВЗ Александром Лаврентьевым летом 2007 года. Документ этот в практическом плане совершенно бесполезный, но на его примере можно проследить, стремление «главного холдингостроителя» страны – поставить под полный контроль взаимосвязи отраслевых предприятий.

Стараниями «Вертолётов России» крупнейшее предприятие Татарстана лишается заказов?

Стараниями «Вертолётов России» крупнейшее предприятие Татарстана лишается заказов?

В дальнейшем, с окончательным формированием вертолётного холдинга на базе АО «Вертолёты России», диктат усилится – все директора, которые в этом, историческом документе, являются ещё генеральными, станут исполнительными и полностью лишатся фактической власти над подотчётными предприятиями.

А когда холдинг станет замыкать на себя все финансовые потоки и произойдут изменения с порядком реализации собственной продукции предприятиями, ситуация на производственных площадках станет напряженной. Результаты проводимой политики сейчас отчётливо видны на примере КВЗ. Рынок у холдинга, можно сказать, теперь общий… вот только с продажами проблема.

Разгром КВЗ

Нынешняя ситуация на КВЗ, о которой недавно рассказал новый исполнительный директор, подтверждает наши предположения. «Версия» давно предсказала проблемы в отрасли, которые появились именно в результате чрезмерной монополизации рынка в рамках холдинга. Юрий Пустовгаров, подробно рассказав о текущей ситуации на КВЗ, по сути, подтвердил наши самые худшие предположения.

Со слов Пустовгарова, к 2018 году «КВЗ подошел в состоянии фактического банкротства, кредитов никто не давал, и несколько раз даже нечем было платить за энергетику». Хотя в отчётности, как он отметил изданию «Бизнес Online», было всё в порядке, а топы начисляли себе миллионные бонусы. Конечно, валить всё на предшественников просто. Примечательно, что в интервью нового исполнительного директора про холдинг, как про покойника – либо ничего, либо хорошо. А ведь именно холдинг, лишивший предприятие самостоятельности несёт полную ответственность за текущее состояние КВЗ. А как по-другому?

Как следует из публикации, Пустовгаров фактически опосредованно отвечал на накопившиеся упрёки своих подчинённых: «в соцсетях началась настоящая атака на завод, а точнее на новое руководство».

Мы не будем разбираться в хитросплетениях бухгалтерской отчётности КВЗ, это дело неблагодарное. Коллектив более интересуют перспективы своего предприятия. Попробуем понять, насколько стратегия нового руководства завода способна вытащить предприятие из существующих проблем.

Стараниями «Вертолётов России» крупнейшее предприятие Татарстана лишается заказов?

Стараниями «Вертолётов России» крупнейшее предприятие Татарстана лишается заказов?

Стараниями «Вертолётов России» крупнейшее предприятие Татарстана лишается заказов?

Стараниями «Вертолётов России» крупнейшее предприятие Татарстана лишается заказов?

Предположительно, одна из производственных площадок КВЗ вскоре прекратит своё существование и на ней будет реализован проект по строительству жилья. Вообще-то, строительные проекты – своеобразная визитная карточка АО «Вертолёты России». Ранее они были реализованы холдингом на бывшей территории КБ Миля. Ныне в стадии реализации проект по застройке уже бывшей территории КБ Камова, которое было также выселено холдингом. Возможно, отсутствие в России новых моделей вертолётов, за всё время существования холдинга и объясняется его страстью к жилищному строительству. Но тогда этот холдинг надо называть «строительным», а не «вертолётным».

Из интервью следует, что надежды руководства КВЗ в основном на программу санитарных «Ансатов», которая продлится два-три года. При этом, Пустовгаров рассказывает, как глава республики Рустам Минниханов буквально поштучно продаёт вертолёты КВЗ. Видимо, холдинг не в состоянии запретить президенту республики заниматься торговлей вертолётами, что нельзя сказать о руководстве самого предприятия. В холдинге торговые возможности предприятий жёстко ограничены. Именно поэтому, со слов Пустовгарова: «На складах «железа» с просроченным сроком хранения – на 5 миллиардов: оно было куплено на индийский и прочие несуществующие контракты. А вообще запасов на складах – на 12 миллиардов». Но, видимо, холдинг, который централизовано комплектует сборочные заводы, уже заработал свою часть в этих поставках и его мало интересует, что авиационное имущество с просроченными ресурсами значительно теряет в стоимости.

Так, что же это за эффективность? И под каким соусом будут сбывать просроченную комплектацию? А ведь в холдинге очень любят пугать всех контрафактной продукцией.

В общем сказанное Юрием Пусовгаровым не внушает оптимизма. На «Ансатах» завод удержать не удастся. Ми-38 – это специфический штучный товар, спрос на который, по словам руководителя КВЗ, пока присутствует только в оценках. Хотя есть и «твёрдый» заказ для госструктур – 21 вертолёт на 2012-2021 годы. Но для завода это не густо. А вот по традиционной «восьмёрке» всё как-то неубедительно звучит – уже набивший оскомину индийский контракт Пустовгаров называет «приятным бонусом». Но реальность этого события, судя по сказанному, гарантировать сложно.

Что касается зарплат на заводе, то тут тоже не густо – в 2019 году он обещает довести её до 50 000 рублей, при нынешнем показателе 45 349 рублей. Не удивительно, что специалисты активно покидают завод (в 2017-2018 году по собственному желанию ушло с завода 1025 человек).

При таком подходе скоро можно будет и оставшуюся производственную площадку отдать под жилищное строительство.

Анализируя сказанное Юрием Пустовгаровым, склоняешься к мысли о том, что ставленник АО «Вертолёты России» является скорее ликвидатором, а не спасителем КВЗ. А это означает, что по итогу манипуляций, когда-то затеянных в отрасли, КВЗ проигрывает конкурентную борьбу У-УАЗ.

Жизнь за счёт бюджета

Пострадавшем от «отраслевой монополизации», которую очень сильно поддерживает торгово-промышленный министр, можно считать Министерство обороны России. Буквально недавно все стали свидетелями «разборок» между МО РФ и АО «Вертолёты России» по вопросу закупки вертолётов Ми-28. Ведомство Сергея Шойгу утверждало, что стоимость вертолёта Ми-28МН не соответствует реальности. Поскольку стороны не могли договориться, то дискуссия перетекла в информационное пространство. Со ссылкой на военные источники Интерфакс утверждал, что: «Минобороны России решило отказаться от серийной закупки новых ударных вертолетов Ми-28НМ из-за цены». При этом переговоры о заключении государственного контракта между военным ведомством и вертолётным монополистом (АО «Вертолёты России»), который позиционирует себя «кусочком государства», велись более трёх месяцев.

Видимо, Министерство обороны не хотело оплачивать за счёт выделенных в бюджете средств бездарность руководства холдинга, накладные расходы на заводах которого, как следует из интервью Юрия Пустовгарова, мягко говоря сомнительные. Чего стоит только 40 млн. для Пугачёвой.

Договориться удалось только благодаря ставленнику Сергея Чемезова в МО РФ, бывшему «чемезовкому олигарху» Алексею Криворучко.

А вот по упомянутому Пустовгаровым очередному заказу на Ми-38 для МО РФ, провидимому, предстоит аналогичная дискуссия – ведь с отсудившем заказов по базовой «восьмёрке», КВЗ на программе по медицинским АНСАТАм и «минобороновской мелкосерийке» по Ми-38 не сможет сформировать военным адекватную цену на свою продукцию.

А ведь на КВЗ поговаривают, что якобы в холдинге уже имеется решение о полной передаче производства «восьмёрки» на У-УАЗ. Эту работу начал ещё Александр Михеев, который под видом унификации производства планировал организовать обмен конструкторской документацией между КВЗ и У-УАЗ.

Стараниями «Вертолётов России» крупнейшее предприятие Татарстана лишается заказов?

Говорят, что именно поэтому холдинг якобы запрещает КВЗ самостоятельно разрабатывать внешние рынки. То есть задача министра промышленности и торговли о недопущении конкуренции между У-УАЗ и КВЗ решена в пользу У-УАЗ? А это равносильно уничтожению КВЗ или превращению завода в мелкосерийное производство с ограниченной производственной линейкой.

Как отреагирует на это трудовой коллектив КВЗ – большой вопрос.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here